Преступное внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений | Пример курсовой работы

Преступное внесение в единые государственные реестры заведомо недостоверных сведений

Целью настоящей работы является анализ особенностей привлечения к уголовной ответственности за внесение в единый государственный реестр заведомо недостоверных сведений.

При этом поставщик информации в государственную информационную систему должен освобождаться от ответственности за неумышленное предоставление недостоверной информации, если он своевременно принял меры по исправлению такой ошибки. Исключение из этого правила удачно сформулировано в отношении Единой государственной автоматизированной информационной системы учета объема производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции (ЕГАИС): “Основанием для отказа организации в уточнении информации, содержащейся в единой информационной системе, является выявление территориальным органом или уполномоченным таможенным органом недостоверной и (или) искаженной информации, представленной этой организацией, либо наличие сведений о проверке, проводимой Федеральной службой по регулированию алкогольного рынка, ее территориальными органами или правоохранительными органами в отношении организации, и о налоговой проверке”. Представляется, что данный опыт уместно распространить и на иные федеральные информационные системы.
Правовое регулирование отношений, связанных с использованием государственных информационных систем, в настоящее время осуществляется довольно бессистемно. Однако в отличие от правового статуса пользователей информации и других элементов правового режима ИС, таких как цель создания, использование информации, требования к лингвистическим, техническим и программным средствам и пр., обязанность поставщиков информации по представлению сведений установлена для всех федеральных информационных систем. Действительно, информационная система, не имеющая источников информации, лишена всякого смысла.
Представляется, что на поставщиков информации, внешних по отношению к системе государственного управления (граждан, юридических лиц, органы местного самоуправления), обязанность по представлению информации в государственные информационные системы должна возлагаться на основании федерального закона. В подзаконных нормативных актах Правительства РФ или уполномоченных органов исполнительной власти данная обязанность может конкретизироваться. Например, уточняются сроки и периодичность представления информации, данные, образующие соответствующие категории сведений и т.д.
Многие информационные системы носят комплексный характер, в них хранятся и обрабатываются сведения из различных источников. Для таких информационных систем в нормативных актах должно быть установлено соответствие между информацией и ее поставщиками. С точки зрения юридической техники эта норма идеально сформулирована для ФИС ГИА. В п. п. 11 и 12 Правил формирования и ведения этой системы приводится перечень сведений, причем по каждому пункту указывается лицо, на которое возложена обязанность по их представлению, а также сроки и периодичность размещения информации. Представляется неясным, почему эта простая модель не используется в отношении иных федеральных информационных систем.
Например, в Правилах предоставления информации в государственную информационную систему топливно-энергетического комплекса (ГИС ТЭК) установлены сроки исправления недостоверной информации, обнаруженной в системе, но сроки предоставления информации не указаны [2]. В соответствии с Правилами информация должна предоставляться по специальным формам, которые размещаются уполномоченным органом на своем официальном сайте в сети Интернет вместе с требованиями по их заполнению.
В отношении 22% федеральных информационных систем сроки представления информации никак не обозначены. Они могут быть определены исходя из характера соответствующих сведений и документов. Например, упомянутые выше формы, очевидно, должны заполняться в разумное время по окончании соответствующего периода, но кто будет определять это разумное время и по истечении какого срока обязанность поставщиков информации следует считать неисполненной.
Сроки могут устанавливаться непосредственно федеральным законом. Например, в соответствии с ч. 4 ст. 12 Федерального закона от 01.07.2011 N 170-ФЗ “О техническом осмотре транспортных средств и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации” сведения, указанные в ч. 3 ст. 12, передаются оператором технического осмотра в единую автоматизированную информационную систему технического осмотра не позднее чем в течение суток с момента окончания проведения технического осмотра. Доля таких информационных систем, по нашим оценкам, составляет 17% от общего числа. Чаще сроки устанавливаются подзаконными нормативными актами – постановлениями Правительства РФ (36%) или нормативными актами оператора информационной системы (17%). Возможны отсылки к иным источникам. Так, сроки представления информации в государственную систему миграционного учета устанавливаются соглашением поставщика сведений с оператором информационной системы (ч. 6 Постановления Правительства РФ от 14.02.2007 N 94 “О государственной информационной системе миграционного учета”).
При определении сроков регулятор нередко использует категорию “незамедлительно” (“в масштабе времени, близком к реальному” и т.п.). Чаще всего это характерно для систем, в которые информация передается в автоматическом режиме посредством специализированных программных средств. В иных случаях “незамедлительно” может быть интерпретировано следующим образом: поставщик должен приступить к исполнению обязанности по представлению информации сразу после возникновения такой информации. Данная категория может быть предложена как вариант “по умолчанию” для внесения определенности в правоотношения, связанные с использованием 22% ФИС с отсутствующими сроками. С этой целью соответствующее положение необходимо включить в “общую часть” института федеральных информационных систем, например в Закон “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”. Таким образом, закроется, к примеру, пробел с реестром запрещенных сайтов, для которого не установлен срок направления оператору информационной системы решения суда о включении доменного имени или сетевого адреса в реестр.
Достоверность информации и своевременность ее представления отнесены к основным принципам правового регулирования отношений, возникающих в сфере информации, информационных технологиях и о защите информации. В соответствии с этим принципом, а также принципами, специально установленными в отношении отдельных федеральных информационных систем.
Данная обязанность представляется нам универсальной, то есть распространяющейся на всех поставщиков информации. Однако лишь для одной трети федеральных информационных систем она установлена в явном виде (причем в ряде случаев только на уровне подзаконных нормативных актов). В Российской Федерации ведутся государственные реестры, содержащие сведения по различным направлениям деятельности, имеющие, как правило, юридическое и информационное значение. Наиболее значимыми являются такие реестры, как Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ), Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей (ЕГРИП), Единый государственный реестр субъектов страхового дела, Единый государственный реестр лотерей и др.
Умышленное внесение недостоверных сведений в указанные реестры является преступлением. Предметом преступления являются: а) единые государственные реестры, предусмотренные законодательством. В настоящее время в России существуют свыше 10 единых государственных реестров, в том числе Единый государственный реестр юридических лиц, Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей, Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним; б) документы, на основании которых вносятся записи или изменения в единые государственные реестры, подлежащие в соответствии с законодательством обязательному хранению. Перечень и содержание таких документов определяется законодательством и подзаконными нормативными правовыми актами.
Объективная сторона характеризуется альтернативно предусмотренными действиями: а) внесением в один из единых государственных реестров заведомо недостоверных сведений; б) уничтожением или в) подлогом документов, на основании которых были внесены запись или изменение в указанные единые государственные реестры, если обязательное хранение этих документов предусмотрено законодательством.
Преступление окончено с момента фактического искажения данных единого государственного реестра либо уничтожения соответствующего документа; подлог документов для признания преступления оконченным в этой его разновидности также требует искажения данных единого государственного реестра.
Субъект специальный: должностное лицо. Государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не являющиеся должностными лицами, при наличии к тому оснований могут нести ответственность по ст. 292 УК.
Целью настоящей работы является анализ особенностей привлечения к уголовной ответственности за внесение в единый государственный реестр заведомо недостоверных сведений.

Что думаете про курсовую?

Поставьте оценку!