Взаимосвязь эффективности обучения и суицидального риска | Пример курсовой работы

Взаимосвязь эффективности обучения и суицидального риска

Целью исследования является: изучение взаимосвязи эффективности обучения и суицидального риска.

Являясь результатом анализа и переработки психоаналитических достижений, социогенетическая теория обогатила их пониманием значимости влияния социального фактора на процесс возникновения кризисных состояний и суицидального поведения. Ее значительный вклад в осмысление проблемы суицидальности безусловно признается мировым психологическим сообществом.
Рассмотрим вторую теорию, претендующую на объяснение феномена возникновения кризисных состояний и суицидального поведения – теорию фрустрации-агрессии.
Согласно теории Дж. Долларда и его коллег, агрессия является результатом фрустраторов, а фрустрация обязательно влечёт за собой агрессию, в том числе, и направленную на себя [13].
Эту теорию поддерживают Л. Берковиц и Мак-Нейл. В концепцию фрустрации-агрессии Л. Берковиц ввел три существенные поправки: фрустрация не обязательно реализуется в агрессивных действиях, но она стимулирует готовность к ним; даже при готовности агрессия не возникает без надлежащих условий; выход из фрустрирующей ситуации с помощью агрессивных действий воспитывает у индивида привычку к подобным действиям.
По характеру фрустрирующих моментов выделяют ситуации связанные с фрустрацией врожденных и приобретенных психологических потребностей (Маслоу А.). Фрустрация врожденных психологических потребностей в безопасности, уважении, любви носит патогенный характер и может стать причиной возникновения кризисного состояния и суицидального поведения [13].
Г. Мюррей рассматривал самоубийство, как действие, направленное на прекращение невыносимых эмоций в результате фрустрации психологических потребностей [13]. Система психологических взглядов Г. Мюррея была близка концепциям А. Маслоу и К. Роджерса, В.Франкла. Она оказала большое влияние на современные представления о проблеме суицидальности, отраженные в работах Э.Шнейдмана.
К. Роджерс считал, что агрессивность является одним из видов психологических защит, к которой человек вынужден прибегать с целью сохранения положительной самооценки в результате фрустрации потребностей [13].
В. Франкл рассматривал агрессивность как защитный механизм, возникающий в результате фрустрации стремления к смыслу жизни и связанного с ним ощущения ее бессмысленности [2].
Таким образом, в рамках теории фрустрации-агрессии психологи гуманистического направления рассматривали суицидальное поведение как крайнюю форму аутоагрессии, которая является проявлением механизма психологической защиты в результате фрустрации основных психологических потребностей личности. Они подчеркивали, что аутоагрессия несет в себе дезадаптивную функцию. Данное мнение нашло подтверждение в современных суицидологических эмпирических исследованиях А.Г. Амбрумовой, М.В. Зотова, Г. Каин, Т. Крон, В.А. Тихоненко, Э. Шнейдмана, Л.Н. Юрьевой и др.
Опровергая обусловленность агрессии фрустрацией, теория социального научения представляет агрессию, как поведение, приобретенное посредствам научения.
А. Бандура рассматривал агрессию как социальное поведение, включающее в себя действия, за которыми стоят сложные навыки, требующие всестороннего научения [5]. Когда агрессивные реакции усвоены, на первый план выступают факторы, отвечающие за их регуляцию или сохранение, усиление или контроль. Агрессивное поведение регулирует: внешние поощрения и наказания, викарное подкрепление (наблюдение за тем, как поощряют и наказывают других), механизмы саморегуляции [5].
Несмотря на то, что в теории социального научения особо подчеркивается роль наблюдения и непосредственного опыта в усвоении агрессии, ею не отрицается и вклад биологических факторов. Однако исследователи Л. Хюзман, Э. Ровелл, Д. Леонард решающую роль при формировании агрессивного поведения отводят социальным условиям и когнитивным структурам [2].
Р.С. Сире, Е.Е. Маккоби, К. Левин отмечали, что в развитии агрессивного поведения детей решающим фактором является позиция взрослых. Агрессии способствует как снисходительность, так и строгость при наказании родителем ребенка за агрессивное поведение [2].
В рамках теории социального научения феномен аутоагрессии в отечественной психологии изучался А.А. Реаном. В результате было введено понятие “аутоагрессивный паттерн личности”. Аутоагрессия представляет собой не просто изолированную личностную черту, а является сложным личностным комплексом, функционирующим и проявляющимся на различных уровнях. В структуре аутоагрессивного паттерна личности, как показали эмпирические исследования, могут быть выделены следующие субблоки: характерологический, самооценочный, интерактивный и социально-перцептивный [4].
Подтверждение социальной обусловленности аутоагрессии нашло в работах В.А. Аверина, С.А. Беличевой, И.А. Горьковой, З.Н. Григоровой, С.Н. Ениколопова, Т.Г. Румянцевой, Л.М. Семенюк [13].
Следовательно, можно сделать вывод, что исследователи агрессии в рамках теории социального научения решающую роль в формировании агрессивного поведения отводят социальным условиям, не отвергая при этом генетической предрасположенности к агрессивному поведению. Они считают агрессивность глубоко укоренившейся чертой личности, проявляющейся с раннего детства. Однако в отличие от теории влечения, данная теория позволяет утверждать возможность предотвращения и контроля агрессии, а значит, и суицидального поведения как одного из вариантов проявления аутоагрессии.
Л. Берковитц, Д. Гоул, Д.Леонард, Р. Уэйнберг рассматривали агрессию комбинированно, сквозь призму теорий фрустрации-агрессии и социального научения. Созданная ими комбинированная теория включает элементы обеих теории. Она гласит, что хотя состояние фрустрации не всегда приводит к проявлению агрессивности, однако повышает ее вероятность за счет увеличения уровней возбуждения и гнева, если социально усвоенные модели “сигнализируют” о целесообразности проявления агрессивных действий в определенной ситуации, в противном случае агрессивность не проявляется [2].
Преимущества комбинированной теории очевидны. Они проявляются во включении наиболее эффективных элементов как теории фрустрации, так и теории социального научения. При объяснении поведения комбинированная теория основывается на модели взаимодействия: уровень возбуждения – гнева индивида – в контексте социально усвоенных моделей окружения.
Таким образом, в настоящее время не существует единой общепринятой теории, объясняющей суицидальные феномены как проявление аутоагрессии. Все вышеперечисленные концепции имеют свои сильные и слабые стороны, но ни одна из них не может претендовать на исчерпывающее объяснение аутоагрессивного поведения человека. Вместе с тем, следует отметить, что наиболее доказательными, непротиворечивыми и верифицированными на сегодняшний день являются фрустрационная теория и теория социального научения.
Изучив литературу по теме можно отметить, ч то у детей нет по настоящему осмысленной картины смерти. Взрослый человек осознает, что смерть – это конец жизни, а подросток до конца не понимает этого. Для них это в какой-то мере виртуальная игра. Для подростков важны три сферы: семья, школа, ровесники. У подростков могут отсутствовать стадии, предшествующие собственно суициду, т.е. идеи и намерения. Подростку очень трудно описать свое состояние или проблему.
Рассматривая особенности социальной профилактики суицидального поведения школьников, мы определили что под профилактикой понимается совокупность различных мер, направленных на предупреждение, устранение или нейтрализацию основных причин и условий, вызывающих различного рода социальные отклонения.
Эффективность обучения направлена на предотвращение возможных физических, психологических и социокультурных коллизий у отдельных индивидов и групп «риска»; сохранение, поддержание и защиту нормального уровня жизни и здоровья людей; содействие людям в достижении поставленных целей и раскрытии их внутренних потенциала.
Существуют авторские подходы к определению видов и уровней профилактики. При осуществлении профилактических мер необходимо опираться на принципы профилактики (адресность, массовость, активность участников профилактики, минимизацию негативных последствий и др.), что позволяет обеспечить действенность профилактики. Предлагаются методы и меры профилактической работы, которые должны быть реализованы в совокупности. Таким образом, гипотеза нашего исследования, о том, что есть вероятность, что если дети будут активно заниматься образованием, будут поощрены за хорошую учебу и будут стремиться к хорошим результатам, то у них будет меньше мыслей и времени на обдумывание о суициде, была подтверждена.
Целью исследования является: изучение взаимосвязи эффективности обучения и суицидального риска.

Что думаете про курсовую?

Поставьте оценку!