Войны США в 21 веке: Афганистан, Ирак, Сирия (процесс принятия решений, стратегии, результаты) | Пример курсовой работы

Войны США в 21 веке: Афганистан, Ирак, Сирия (процесс принятия решений, стратегии, результаты)

Цель работы заключается в выявлении основных тенденций развития конфликтной ситуации, изменений в расстановке внутриполитических сил, а также в стратегии антитеррористической коалиции, прежде всего НАТО по разрешению конфликта.

В Вашингтоне давно прошла эйфория первого года операции, когда отряды движения “Талибан” в 2001 году спешно покинули Кабул и другие крупные города Афганистана. Полностью испарились иллюзии Белого дома по поводу того, что марионеточное проамериканское правительство Афганистана, находящееся в Кабуле, собственными силами нанесет поражение талибам. Командующий силами США и НАТО в Афганистане генерал Джон Николсон на слушаниях в профильном комитете сената США заявил, что ситуация в Афганистане патовая. По его словам, талибы, численность которых оценивается в 35 тысяч человек, продолжают наступление на позиции правительственных войск.
Ситуация усугубляется тем, что в Афганистане действуют еще две террористические организации — ИГИЛ и “Аль-Каида” (обе запрещены в РФ), которые планируют создать альянс. Об этом со ссылкой на свои источники еще в апреле 2017 года заявил вице-президент Ирака Айяд Аллауи. Особой жестокостью отличаются действия ИГИЛ, которая взяла на себя ответственность за теракт в Кабуле, совершенный второго июня и унесший жизни 90 человек. Как отмечается в комментарии агенства Associated Press, “взрыв в афганской столице продемонстрировал слабость властей республики, что скорее всего затруднит процесс политического урегулирования в стране”.
Между тем на фоне успехов “Талибана” на линии фронта и крупных терактов, совершаемых боевиками ИГИЛ, правительство Афганистана все больше погружается в кризис. На прошлой неделе министр иностранных дел Афганистана Салахуддин Раббани призвал к отставку глав правоохранительных ведомств, которые, на его взгляд, не способны предотвратить теракты в Кабуле. В частности, по его словам, должны уйти в отставку министр внутренних дел Тадж Мохаммад Джахид, министр обороны Тарик Шах Бахрами, а также глава УНБ Масум Станикзай и советник по вопросам национальной безопасности Мохаммад Ханиф Атмар. Однако президент Афганистана Мохаммад Ашраф Гани отверг это требование своего министра иностранных дел, подчеркнув, что “руководство страны должно сохранить единство”.
В Москве тоже опасаются усиления в Афганистане позиций “Талибана”, ИГИЛ и “Аль-Каиды”. В частности, президент России Владимир Путин на недавно состоявшемся в Астане заседании совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) выразил обеспокоенность в связи с планами ИГИЛ дестабилизировать ситуацию в Центральной Азии и в южных регионах России. Эксперты отмечают, что самая сложная ситуация складывается на границе Туркмении и Афганистана протяженностью 745 километров. Ввиду того, что Туркмения, не входящая в ОДКБ, наотрез отказывается размещать вооруженные силы этой организации вдоль своей границы с Афганистаном, в этом участке границы может образоваться брешь, через которую отряды ИГИЛ могут просочиться в Центральную Азию.
Но вернемся к военной операции США в Афганистане. Дональд Трамп понимает, что без масштабной наземной операции сил Пентагона победить “Талибан” и ИГИЛ невозможно. Однако опыт советских войск в Афганистане показал, что душманы (в американской версии — моджахеды) очень успешно реализуют тактику партизанской войны, нанося большой урон живой силе и технике противника. Кроме того, старшее поколение американцев хорошо помнит страшные кадры потерь армии США во Вьетнаме. Поэтому Дональд Трамп будет и далее ограничиваться тактикой нанесения мощных воздушных ударов.
Правда, в апреле 2017 года Трамп, судя по всему, переусердствовал, применив в Афганистане “мать всех бомб”. В результате взрыва этой сверхмощной бомбы было уничтожено 94 террориста ИГИЛ. Тем не менее общественность Афганистана была встревожена. В частности, экс-президент Афганистана Хамид Карзай обвинил США в использовании оружия массового поражения и превращении афганской территории в опытную площадку для испытания сверхмощного оружия.
Пентагон также проводит точечные спецоперации против лидеров террористических организаций. Весной 2001 года с интервалом в три недели в результате двух спецопераций были ликвидированы лидеры “Аль-Каиды” и “Талибана”. Второго мая 2011 года в собственном убежище в пакистанском Абботтабаде был ликвидирован главарь “Аль-Каиды” Усама бен Ладен. А 23 мая 2011 года недалеко от города Кветта в Пакистане в результате атаки беспилотника был уничтожен основатель “Талибана” Мулла Омар. Лишь в июле 2015 года руководство талибов подтвердило смерть своего лидера.
Меж тем взрывоопасная ситуация в Афганистане, где по сути царит хаос, может сорвать проект ТАПИ по строительству газопровода из Туркмении в Индию через территорию Афганистана. Инициатором этого проекта стал лидер Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов, который уже заручился поддержкой всех участников проекта. Не учел он лишь одного: из 1814 километров газопровода 774 пройдет по территории Афганистана, и эта газовая магистраль может стать мишенью для террористических атак “Талибана”, ИГИЛ и “Аль-Каиды”.
Впрочем президента США больше волнует не судьба проекта ТАПИ, а будущее самого Афганистана, превращающегося в пороховую бочку, которая грозит взорвать ситуацию во всем регионе. Может ли Дональд Трамп в ближайшее время полностью вывести войска США из Афганистана? Эксперты единодушно отрицательно отвечают на этот вопрос. В Вашингтоне хорошо помнят, что после полного вывода советских войск из Афганистана в 1989 году местное промосковское правительство продержалось лишь три года и было свергнуто талибами в 1992 году, а бывший коммунистический правитель Афганистана Мохаммад Наджибулла был арестован и публично казнен через повешение.

Президент Б. Асад и его войска не собираются сдаваться, несмотря на успехи вооруженной сирийской оппозиции. Правительство Сирии в августе 2012 года призвало свои ВС продолжить войну с отступниками и победить их любой ценой.
Асад, который пока не задействует свою резервную армию, состоящую в общем из суннитов, из-за того, что боится раскола армии на почве конфессиональных предпочтений, в конечном итоге может ввести свои резервы на страх и риск, если оппозиция продолжит угрожать захватом Дамаска и получать помощь извне,и при этом не обязательно, что военные-сунниты начнут массово переходить на сторону оппозиционеров . Если Асад-младший решится на такой шаг, то появится явная возможность перерастания сегодняшних событий в нескончаемые локальные конфликты и цепочку государственных расколов, с вовлеченными в них Турцией и Саудовской Аравией, с одной стороны, Ирана и ливанской «Хизбаллы» с другой.
Проанализировав все стороны конфликта, становится ясно видно, что в разрешении кризиса в Сирии нельзя рубить с плеча. Стоит только вспомнить, к чему привело решение о военной интервенции в Ливии. Опыт уже показал, что любые попытки надавить или заставить Б. Асада уйти, не увенчались успехом. Это стоит обозначить как знак, что пора садиться за стол переговоров и пытаться найти консенсус.
Международное сообщество уже делает шаги в этом направлении. Россия и США пошли по пути сближения в вопросе Сирии. По расчетам, конференция будет проведена в июне. Президент Сирии Б. Асад положительно отреагировал на такие действия. По его словам, Сирия будет поддерживать, любые шаги по прекращению насилия на территории САР.
Да, это не будет легко, потому что все участники конфликта, а это и мировые державы, и региональные государства, и внутрення оппозиция, хотят разных вещей, но ведь переговоры для того и предназначены, чтобы решать серьезные проблемы и находить компромисс. Пора уже понять, что кризис в Сирийской Арабской Республике – внутренний конфликт, который может легко перерасти в международный, если лидирующие мировые державы не перестанут вмешиваться и давить. Международное сообщество, естественно, может выступать консультантом для Сирии, но не более того.
На сегодняшний день, по результатам проведения операции, осуществляемой международным сообществом под эгидой ООН по ликвидации базы терроризма в Афганистане, напрашивается важный вывод, который заключается в том, что одними силовыми, вооруженными действиями проблему транснационального терроризма не решить. Необходим комплексный подход, применения политических, дипломатических, информационно-пропагандистских, социально-экономических, культурно-религиозных и других мер для стабилизации обстановки в Афганистане, а также вокруг него.
Кризис политики вооруженного подавления талибов, а так же политика военного протектората США , проводимый администрацией президента США Дж. Буша, в начале десятилетия вынудил нового американского президента Б. Обаму и международную коалицию искать иные пути разрешения афганского конфликта. Разрабатывается и проводится в жизнь на практике комплексная программа выхода из кризиса, урегулирования афганского конфликта.
Новая стратегия НАТО в Афганистане получила одобрение на лиссабонском саммите этой организации в ноябре 2010 г. где была поставлена стратегическая задача к 2014 г. вывести основные вооруженные силы Северо-Атлантического альянса из Афганистана, оставив там лишь незначительное число советников.
Новая стратегическая концепция НАТО, одобренная в Лиссабоне призвана внести серьезные коррективы не только в разрешение конфликтов она меняет и глобальные аспекты деятельности НАТО, нацелена на то чтобы позволить блоку по выражению его генсека Андреса Фог Расмуссена «стать более эффектным и рациональным».
Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что силовые методы, к которым прибегали страны-участницы Афганского конфликта (сначала СССР, затем США и его союзники) приводят только к дальнейшему усилению позиций радикальных движений.
Таким образом, для многострадального народа Афганистана наконец забрезжил луч надежды. Впервые с начала гражданской войны мировое сообщество пытается сделать ставку не на силовые меры, а на правовые и дипломатические (сначала ослабление военного и политического влияния в Афганистане и на его правительство, а затем и вывод основных сил из Афганистана), что в дальнейшем может развиться в широкую социальную поддержку народа Афганистана, что в свою очередь приведет к окончательному ослаблению влияния радикального движения Талибан.
Цель работы заключается в выявлении основных тенденций развития конфликтной ситуации, изменений в расстановке внутриполитических сил, а также в стратегии антитеррористической коалиции, прежде всего НАТО по разрешению конфликта.

Что думаете про курсовую?

Поставьте оценку!