«Варяги и Русь» – фундаментальное исследование С.А. Гедеонова | Пример курсовой работы

«Варяги и Русь» – фундаментальное исследование С.А. Гедеонова

Цель этой работы – изучить историю развития нормандской теории и ее критику С.

Но именно этот вывод вызвал такую ​​ожесточенную критику М.В.Ломоносова. Следует полагать, что эта реакция была вызвана естественным чувством лишенного достоинства. М.В. Ломоносов видел в истории призыв князей о свидетельстве неполноценности славян, не способных к самостоятельному государственному творчеству. Действительно, любой русский человек должен был воспринимать эту теорию как личное оскорбление и оскорбление русского народа, особенно таких людей, как М.В. Ломоносов. «Немцы» были обвинены в предвзятости.
Весьма показательным в этом отношении является красочная история историка, правда XX века М. А. Алпатова о происхождении норманнской теории: «Тени двух соотечественников – Рюрика и Карла XII – парили над теми, в чьих глазах этот вопрос родился». Полтавская виктория разгромила амбиции завоевателей времен Карла XII, нормандскую теорию, которая построила российскую государственность Рюрику, поразила амбиции русских от исторического флага. Это была идеологическая месть для Полтавы. Древняя история о Варяги, покрытые пылью столетий, приобрели новую жизнь, стали самым острым современным сюжетом. Поэтому варяжский вопрос не родился в Киеве в летописные времена, а в Петербурге в 18 веке. Он возник как антироссийское явление и возник не в сфере науки, а в области политики. Человек, который произвел первый «выстрел» в этих битвах, был Байер.
Именно тогда спор начался над проблемой норманской теории. Противники норманнской концепции также признали подлинность истории хроники и не спорили о этнической принадлежности варягов. Однако, ссылаясь на летописную историю о кампании Аскольда и Дира, о захвате Киева считали, что перед нормандскими варягами в Киеве была княжеская русская династия.
Кроме того, был еще один ответ на вопрос о том, кто такие русы. Так Татищев и Болтин вывели их из Финляндии, Ломоносов из Славянской Пруссии, Эверс из Хазарии, Холман из Финляндии, и к черноморским готам относил их Фатер.
В связи с вышесказанным возникает целый ряд вопросов: возникновение «норманизма», определяемое политическим фоном середины восемнадцатого века? И чьи выводы более политизированы: основателей «норманизма» или их противников?
Попробуем выяснить, что такое варяжский вопрос. На самом деле речь идет о степени участия скандинавов в создании Старорусского государства. Из этой нейтральной позиции статья А.Н. Сахарова написана в «Советской исторической энциклопедии».
Автор утверждал, что теория норманизма является «направлением в историографии, чьи сторонники считают норманнов (варягов) основоположниками государства в Древней Руси». С этой точки зрения, в трудах немецких ученых, первых российских академиков, вполне возможно увидеть по-настоящему академическое отношение к русской истории, основанную главным образом на изучении источников.
В советской историографии была еще одна позиция. Б. Д. Греков в издании «Киевской Руси» в 1953 году отметил: «По норманизму мы имеем в виду «теорию», «доказывающую» неполноценность русского народа, его неспособность создать свою собственную культуру и государственность, утверждая за нормандскими варягами роль основателей русского государства и создателей русской культуры».
Для нас в этом случае главное, что объединяет всех русских историков XVIII века. Исследователи, которые занимались вопросом норманизма, не обратили внимания на фактическую обоснованность призвания варягов и, в общем, на иностранное происхождение княжеских династий. Напротив, все исследователи идут из вышеупомянутой легенды и только интерпретируют ее по-разному; например, что это означает варяги и русь? На какое море она указывает? И в каком смысле вы понимаете слова «В Пояша по себе всю Русь».
Историки спорили о правописании, о пунктуации в анналистическом тексте, пытаясь заставить его работать в пользу его версии. Хотя весь этот текст никоим образом не способен противостоять исторической критике, не преломленной предвзятыми идеями и интерпретациями.
Тем не менее, Байер заложил основу норманнской теории происхождения государственности в России, а в восемнадцатом веке и в последующие два с половиной века гипотеза Байера нашла поддержку ученых как от немецкоязычных ученых (Г.Ф. Миллер, А. Л. Шлозер, И. Е. Тунман, Х. Ф. Холманн, К. X. Рафн) в России и за рубежом и среди русскоязычных (Н. М., Карамзин, М. Н. Погодин, А. А. Шахматов, В. А. Брим, А. А. Васильев, Н. Г. Беляев, В. А. Мошин, В. Кипарский) , норманисты настаивали на том, что термин «Русь» обозначил скандинавов, и их противники были готовы принять любую версию, просто чтобы не дать норманнам начало. Антинорманнисты были готовы говорить о литовцах, готах, хазарах и многих других народах. Понятно, что при таком подходе к решению проблемы антинорманисты не могли ожидать победы в этом споре. И патриотический пыл М. В. Ломоносова, С. П. Крашенникова и других привел к тому, что норманисты обвинили этих и последующих антинорманистов в том, что их сочинения – всего лишь плод патриотических настроений или, что еще хуже, фантазия любителей.
1876, который А.А. Куник назвал «фатальным» для норманистов, стал новой отправной точкой в ​​решении варяжского вопроса. Наряду с работой Гедеонова работы Д.И. Иловайского, И.Е. Забелина, в Киеве – работы М. А. Максимовича. Кумулятивный эффект этих работ был чрезвычайно велик, нормандская система происхождения русского государства получила сокрушительный удар. Куник красноречиво писал, что антинорманисты «вели великое избиение нормантов», «служили реквием в битве с убитыми норманнами».
По ряду причин теория норманистов смогла не только оправиться от удара, нанесенного ей, но и вернуть себе прежние позиции в науке. Одной из причин этого была смерть С.А.Гедеонова. К лету 1878 года ученый подготовил дополнения к варяжско-русскому вопросу в виде третьего тома «Варяги и Русь». Их публикация помешала Гедеонову осенью того же года. Со смертью ученого споры, которые велись вокруг его книги, утихли.
Прежде всего, западная наука способствовала реанимации норманистских идей в России. В 1876 году в Оксфорде датский лингвист, профессор Копенгагенского университета, В. Томсен, прочитал три лекции «О связи Древней Руси с Скандинавией и происхождением Русского государства». Русский перевод был опубликован в 1891 году. В работе датского ученого, «ультра-скандинавского взгляда на историческую жизнь России», что С.А.Гедеонов, и из которого под влиянием этой мощной критики многие коренные норманисты отказались. «Ультра-скандинавский взгляд» показывает и самый большой отечественный летописец-академик А.А. Шахматов, проводя в своих работах идею двух колониальных потоков скандинавов в землях восточных славян.
Другим каналом для возрождения нормальности была молодая русская археология, которая во многом следовала исследованию немецких и скандинавских археологов. Ситуация в 1872 году была описана Д.И. Иловайский: «Если некоторые предметы, обнаруженные на русской земле, подобны предметам, найденным в Дании или Швеции, то для наших памятников объяснение уже готово: это влияние Нормана».
В исторической науке советского периода была замена понятий, когда при внешнем формальном антинорманизме марксистских историков, по сути, выражалась убежденность в скандинавской природе варягов. Государство теперь рассматривалось исключительно как продукт внутреннего социально-экономического, классового развития общества, но в то же время основное положение норманнской теории о том, что варяжская Россия является скандинавами, сохранилось в науке. Похоже, согласно В.В. Фомину, «псевдоанторгарманизм» в совершенно другом ракурсе, представил предыдущую историографию по варяжской проблеме. В этой ситуации работа С. А. Гедеонова и работа других антинорманистов были не только не востребованы, но и научная значимость этих работ была поставлена ​​под сомнение. Так что в связи с фундаментальными исследованиями «варяги и руси», которые составляли «эпоху» в решении варяжского вопроса, И.П. Шаскольский скажет, что он «чувствует прикосновение дилетантизма».
Последнее десятилетие двадцатого века было временем возрождения национальной науки о нормальности в ее «ультра-скандинавской» форме. В этих условиях, когда аргументы давно отвергнуты по научным соображениям, чрезвычайно важно и актуально обращаться к наследию Гедеонова. Издательский дом «Русская панорама» дважды в 2004 и 2005 годах переиздал, во многом непревзойденный по уровню разрешения варяжского вопроса книгу – «Варяги и Русь».
Цель этой работы – изучить историю развития нормандской теории и ее критику С.

Что думаете про курсовую?

Поставьте оценку!