Тихомиров Михаил Николаевич творческий портрет | Пример курсовой работы

Тихомиров Михаил Николаевич творческий портрет

Цель работы – изучить творческий портрет Тихомирова М.

Основная сфера исследовательских интересов М. Н. Тихомирова – отечественная история с IX по XIX в., история славянских народов и Византии, специальные исторические дисциплины – источниковедение, историография, историческая география, археография (т. е. выявление, собирание, описание и издание письменных источников), палеография.
Именно М. Н. Тихомиров показал, что средневековая Русь была страной высокоразвитой городской жизни, первым обобщил данные о народных движениях, написал многоплановое исследование по исторической географии России в XVI столетии, характеризующее и особенности социально—экономического и политического развития отдельных регионов огромной страны. Много трудов посвящено им деятельности государственных учреждений (земских соборов, приказному делопроизводству), международным связям (особенно с южнославянскими народами), внешней политике России и русским полководцам, происхождению названий «Русь» и «Россия», месту России во всемирной истории (в основе его посмертно изданной книги «Средневековая Россия на международных путях. XIV–XV вв.» – лекции, прочитанные в Париже в 1957 г.). Видное место в творчестве ученого занимали проблемы истории нашей культуры X–XVIII вв. (труды о городской письменной культуре Древней Руси, «Слове о полку Игореве», Андрее Рублеве, о роли Новгорода и Москвы в развитии мировой культуры, о библиотеке московских государей, начале книгопечатания, М. В. Ломоносове и основании Московского университета, о «народной» культуре и источниках ее познания и др.).
Отличительная черта трудов М. Н. Тихомирова – сочетание собственно исторического и источниковедческого исследования. Специально в источниковедческом плане написаны книга «Исследование о „Русской Правде“» (1941; в основе ее – докторская диссертация), незавершенная монография о начале русского летописания, многие статьи и предисловия к публикациям памятников письменности (первых новгородских берестяных грамот, сказаний о Куликовской битве, Соборного уложения 1649 г., документов монастырских архивов, публицистических сочинений XVI–XVII вв. и др.). На протяжении десятилетий ученый выявлял летописные памятники во всех хранилищах Москвы и издал обзор их.
В 1968–1979 гг. издательством «Наука» издано посмертно шесть книг избранных трудов академика М. Н. Тихомирова – преимущественно статей (в том числе не опубликованных при его жизни), подобранных по тематическому принципу: «Русская культура X–XVIII вв.» (1968), «Исторические связи России со славянскими странами и Византией» (1969), «Классовая борьба в России
XVII в.» (1969), «Российское государство XV–XVII вв.» (1973), «Древняя Русь» (1975), «Русское летописание» (1979). Издательством «Московский рабочий» переизданы в 1991 г. работы ученого в книге: М. Н. Тихомиров. Древняя Москва. XII–XV вв. Средневековая Россия на международных путях. XIV–XV вв.
Но даже самые сложные по тематике работы, самые изощренные текстологические штудии М. Н. Тихомиров старался писать доступным языком. Задача ученого, утверждал он, «заключается в популяризации науки, а вовсе не в том, чтобы эту науку сделать достоянием лишь немногих». «Историк не просто исследователь, выпускающий из лаборатории нужный продукт. Историк – это и писатель. Иначе ему нечего браться за такой труд», – писал он в одной из последних своих статей в газете «Известия» в 1962 г. И не только широта и многообразие интересов, но и подход к форме изложения исторического материала сближает М. Н. Тихомирова с великими демократическими традициями отечественной исторической науки, восходящими еще к Н. М. Карамзину и продолженными другими крупными историками XIX в.
М. Н. Тихомиров сумел сделать очень много. Он обладал великим даром трудолюбия, умел работать при всех обстоятельствах, никогда не жаловался на то, что приходится много трудиться. Он радовался творческой работе, как птица полету, считал это естественной формой своего существования. Даже путешествуя, он вел записи, не только отмечая виденное, а иногда и делая зарисовки зданий или архитектурных деталей, но и поверяя бумаге свои первичные соображения исторического характера. Писал он быстро, четким почерком, обычно без помарок, в последние десятилетия печатал на машинке. Имел, как правило, сразу же ясное представление об объеме готовящейся к печати рукописи и умел укладываться в намеченный объем. М. Н. Тихомиров гордился мастерским владением «ремеслом» историка и умело делал всю так называемую черновую работу; относился к ней уважительно и сердился на учеников (а человек он был не легкого характера!) за небрежность в научном аппарате, отсутствие унификации в оформлении статей и документальных публикаций. Высоко ценил умение легко читать древние тексты, быстро находить нужное место в книге. И школа Тихомирова была для учеников его не только школой мысли, но и «цехового ремесла» историка и, главное, преданной любви к труду историка.
Подводя итоги ко всему вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что к настоящему времени положение заметно изменилось. Появляются не только статьи, но и сборники статей и воспоминаний, книги о советских ученых, причем не только в области естественных и технических, но и общественных наук. Велико оказалось и число работ, посвященных при жизни и особенно после его кончины М. Н. Тихомирову. В связи с подготовкой в Археографической комиссии нового издания материалов к биобиблиографии М. Н. Тихомирова, запланированного к публикации СО АН СССР, И. Е. Тамм выявила работы о М. Н. Тихомирове, напечатанные после 1962 года. Список насчитывает около 150 названий. И тематика работ о М. Н. Тихомирове не исчерпана. Остаются еще не разработанными темы: “М. Н. Тихомиров- исследователь “Русской Правды”, “М. Н. Тихомиров – историк Москвы”, “М. Н. Тихомиров о России времени Ивана Грозного”, “М. Н. Тихомиров – историограф”, “М. Н. Тихомиров и научные журналы”, “Методика составления М. Н. Тихомировым учебных пособий”, “М. Н. Тихомиров и историческое краеведение”, “М. Н. Тихомиров и дело охраны и пропаганды памятников истории и культуры” и другие темы, интересные в плане изучения и творчества М. Н. Тихомирова и истории развития исторической мысли, распространения исторических знаний в нашей стране.
Можно увидеть, что М.Н. Тихомиров в отношении истории раннего летописания развивал критику своего учителя С.В. Бахрушина в адрес А.А. Шахматова. Логика учителя и ученика с самого начала имела много общего.
Тем не менее, первоначально Тихомиров был движим исключительно желанием кое-где подправить Шахматова, приспособить его к восприятию историков. Но в конце жизни он стал углубленно разрабатывать идею Бахрушина о другом (в сравнении с шахматовскими построениями) начале летописания. И именно это привело М.Н. Тихомирова к глобальной идее «освобождения от Шахматова» (поскольку он сам писал о «гипнотизме» теории Шахматова). Для истории идей важно было проследить эту связь учителя и ученика. Остается без ответа естественным образом возникающий вопрос о том, почему М.Н. Тихомиров при столь явном сходстве своих выводов с выводами С.В. Бахрушина не ссылался на его мнение по поводу раннего летописания. Мы даже не можем с уверенностью сказать, знал ли Тихомиров ту раннюю статью, о которой говорится в начале нашей работы. С одной стороны, как ученик Бахрушина Тихомиров, несомненно, мог знать мнение своего учителя о начале летописания, даже не ведая о существовании его неопубликованной статьи, о которой идет речь. Возможно, некоторые вопросы просто обсуждались ими, и к ряду выводов они когда-то пришли совместно. Но вполне понятно, что М.Н. Тихомиров мог и должен был иметь доступ к архиву учителя после его смерти. И именно в этот период Тихомиров начал работу над последней монографией. Пожалуй, более определенно тут сказать уже ничего нельзя.
Понимание тихомировских традиций уже определилось. Сфера воздействия их значительна. Это обнаруживается и в исследовательской работе – в выборе ее направлений, определении тематики, и в стиле научных изысканий и написания ученых трудов, и в области подготовки научных кадров, и в плане участия ученых в деле выявления, изучения и охраны памятников истории и культуры, в общественной жизни. Для М. Н. Тихомирова наука была неотделима от самой его жизни и от служения Родине.
Служение Родине и служение науке было для него не долгом, а естественным состоянием, внутренней потребностью. Наследуя тихомировские традиции, нельзя останавливаться на том, что он сделал, надо продолжать его дела, ибо только тот является учителем, кто воспитал учеников – не подражателей, а последователей. Память о большом ученом – это не только память о том, что он сделал, но и продолжение того, чему он отдал свою жизнь.
Цель работы – изучить творческий портрет Тихомирова М.

Что думаете про курсовую?

Поставьте оценку!