сравнить мнения христианских богословов и древнегреческих философов о человеке как подобии Бога и судьбе | Пример курсовой работы

сравнить мнения христианских богословов и древнегреческих философов о человеке как подобии Бога и судьбе

Цель исследования – сравнить мнения христианских богословов и древнегреческих философов о человеке как подобии Бога и судьбе.

Другой путь постижения Бога – катафатический, ведущий к постижению божественных атрибутов. Начиная с трактата «О Божественных именах» Псевдо – Дионисия Ареопагита, приписывание Богу позитивных атрибутов осмысляется через постижение Бога по его проявлениям. В творениях Бога отражается он сам. Катафатическое познание протекало по формуле «Бог есть…» Человек, тварное оказывались частично соизмеримы с Богом. Методология этого познания опиралась на положение, что Бог нисходит к человеку в своих смыслах, творениях, и они оказываются доступны человеческому разуму, хотя тайна Бога остается, но Бог мыслится не абсолютно трансцендентным. Эти две теолого-познавательные формулы, взаимно переплетаясь, сопровождались разработкой различных способов доказательства бытия Бога. В конечном счете, содержание этих способов познания по-разному выражало необходимость (идеи) Бога для человека.
Предпосылки персоналистического решения некоторых проблем были заложены еще А.С. Хомяковым, когда он говорил, что Христос «дал свободу человекам и словесное учение прежде, чем апостолы писаньями своими засвидетельствовали дело искупления и закон свободы» и тем самым это теперь дает человеку возможность нравственного выбора. В результате человек свободно создает себя, следуя закону, который есть «закон усыновления и свободной любви».
Идея богочеловечества – это оригинальное создание русской философской мысли, суть которой состоит в осознании рождения не только нашего я в Боге, но и Бога в нас. В богочеловечности, лишь в ней открывается «истинная, конкретная полнота как человечности, так и Божества». И Бог «есть истинный Бог именно как Богочеловек». Традиционно христианская теология рассматривает богочеловечество в трех аспектах. 1) первичное личностное начало Троицы – Христос; 2) акт воплощения Христа в человеческом облике в земной жизни; 3) ожидаемое и неизбежное становление человечества единым мистическим и реальным телом Бога в созидании совершенного общества или церкви. Образ Богочеловека наиболее полно демонстрирует религиозно-философское понимание Бога, человека, их взаимодействие и взаимозависимость. Это своеобразная модель симметрии в произведениях отдельных авторов или квазисимметрии – у большинства, Бога и человека, теоретический принцип, который организует и задает направленность исследований в русской философии, построения онтологических, антропосоциологических, этических и религиозных конструкций.
В.С.Соловьев, исследуя процесс становления богочеловечества, пришел к выводу, что в личности Иисуса Христа произошло соединение божественной и человеческой природы – явился Богочеловек. Окончательное же воплощение Бога может осуществиться только в христианском человечестве. «Старая традиционная форма религии исходит из веры в Бога, но не проводит этой веры до конца. Современная внерелигиозная цивилизация исходит из веры в человека, но и она остается непоследовательною, – не проводит своей веры до конца; последовательно же проведенные и до конца осуществленные обе эти веры – вера в Бога и вера в человека – сходятся в единой полной и всецелой истине Богочеловечества».
Вслед за В.С.Соловьевым, С.Н.Булгаков рассматривает Богочеловечество как универсальную идею, которая реализуется через Святого Духа и выступает обожением твари. В результате история, мировой процесс, начиная от акта творения, настоящего существования и до финального преображения, есть богочеловеческий процесс. Это процесс воссоединения тварного с Богом. «Образ Божий в человеке, – пишет С.Н.Булгаков, – надо понимать реалистически, как некоторое повторение, которое ни в каком случае не есть тождество с Первообразом, напротив, непреходимо от него отличается, но в то же время существенно ему причастно. …Как образ Божий, он имеет формально природу Божества, есть бог in potentia и только в силу этой божественной потенциальности способен к «обожению». Ни вочеловечение Бога, ни обожествление человека не были бы возможны, если бы самая природа человека не была богообразной и богоприемлющей. И если в Богочеловеке действительно «обладала вся полнота Божества телесно» (Еф. 2:9-10), этим уже предполагается, что человек имеет полный образ Божий, и все, что открывается Божеством, в каком-то смысле и человечно».
С.Л. Франк, подвергая рассмотрению проблему взаимодействия Бога и человека, показывает, что «Божество, в качестве первоисточника или первоначала всей реальности, в конечном счете, не может быть отделено от всей остальной реальности, в порождении и обосновании которой именно и состоит его существо». Но даже если принимать во внимание различие Бога и человека, то все равно «открывается сверхрациональная очевидность моей укорененности в Боге или внутреннего, имманентного моего обладания Богом, не устраняющего, конечно, его сущностной трансцендентности. Это соотношение …мистика восточной христианской церкви знает и признает как «обожение» человека. В общей своей форме это сознание внутреннего единства человека с Богом может быть названо богочеловеческим бытием человека, а поскольку оно связано с сознанием укорененности «я» в «мы», мы обретаем откровение того, что может быть названо Богочеловечеством».
В целом, в русской религиозной философии, в отличие от западноевропейской религиозной мысли, постепенно формируется иная трактовка взаимоотношений человека и Бога: вызревает и обосновывается мысль, о божественности человека, необходимости его существования, и что Бог нуждается в человеке, как в своем «другом». Детально эта мысль разработана и последовательно проведена в философии Н.А. Бердяева. Он пишет: «Последняя тайна человеческая – рождение в человеке Бога. Последняя тайна Божья – рождение в Боге человека. И тайна эта – единая тайна. Ибо не только человек нуждается в Боге, но и Бог нуждается в человеке. В этом – тайна Христова, тайна Богочеловека».
Таким образом, необходимость Бога для человека и человека для бога, становится темой христианской мысли, приобретая разнообразные трактовки и порождая иные религиозные и философские проблемы. Человек возможен как высшая ценность, если есть Бог и Богочеловечество. Человек должен обожиться, но это можно сделать только через Богочеловека. Движение идет и от Бога к человеку и от человека к Богу. Взаимосвязь человека и Бога, их потребность друг в друге («не только человек нуждается в Боге, но и Бог нуждается в человеке»), можно обозначить как антропнотеологический принцип (АТ-принцип) русской религиозной философии.
В представленной работе рассматривалась сложная взаимосвязь и разность понимания концептов «Бог», «человек» и «судьба» в древнегреческой и христианских традициях. Сложность и глубина заявленной проблемы не позволила целиком и полностью описать ее в рамках данного сочинения, однако некоторые моменты отметить, все же, удалось.
Было показано, что идея судьбы, возникшая в древнегреческой мифологии, оказала существенное влияние на античную философию. Греческие философы развивали собственное представление о мироустройстве и месте человека во Вселенной. Они видели логическую стройность в окружающем их мире и в жизнях людей, объясняя это существованием некой предопределенности или судьбы. Причем одни из них говорили о строгой подчиненности человеческой жизни судьбе, другие же допускали выход за границы рока, изменение участи путем проявления человеческой воли. В любом случае, концепция судьбы имела серьезное влияние на умы членов античного общества и занимала важное место в древнегреческой философии.
Древнегреческое понимание судьбы оказало существенное влияние на христианство, в истории которого нередко возникали споры вокруг этой идеи. Христианские мыслители приходили к убеждению в необходимости борьбы с судьбой, как с предрассудком, которая преследует людей, подобно навязчивым мыслям, навязчивым идеям. В христианстве человек должен побеждать свои страхи, над этими страхами становится, вырастает из них, как ребенок вырастает из старой одежды. Более того, если посмотреть жизнеописания христианских подвижников и тех, кого мы не назвали святыми по разным причинам, – то мы увидим, до какой степени много сделали эти люди, до какой степени им удалось победить обстоятельства, в которых они жили, и победить те немощи, которые их преследовали, болезни, инвалидность и т.д. Вся история христианства, история христиан – это история удивительных побед над обстоятельствами и немощами, то есть история вырастания из тех страхов перед судьбой, перед своей планидой, перед тем, что выпало на долю, внутри которых, как правило, человек живет.
Сам же человек, не только хозяин своей жизни, творец собственного жизненного пути, но и еще образ Божий, отражение сущности Бога. Необходимость Бога для человека и человека для бога, становится темой христианской мысли, приобретая разнообразные трактовки и порождая иные религиозные и философские проблемы. Человек возможен как высшая ценность, если есть Бог и Богочеловечество. Человек должен обожиться, но это можно сделать только через Богочеловека. Движение идет и от Бога к человеку и от человека к Богу. Взаимосвязь человека и Бога, их потребность друг в друге («не только человек нуждается в Боге, но и Бог нуждается в человеке»), можно обозначить как антропнотеологический принцип (АТ-принцип) русской религиозной философии.
Несмотря на всю разность религиозных и философских исканий древнегреческих философов и христианских богословов и в этой идее есть отдельные общие точки соприкосновения.
Наиболее близок из древнегреческих философов к христианскому пониманию идеи «человек как образ Божий» – Платона. Человек представлялся ему чудесным слепком, образом и подобием живого Космоса, образом и подобием мировой души, мирового ума и, в конце концов, — образ и подобие благого отца-создателя. Человек — совершеннейшее существо, соотносящееся с вечным первообразом и предопределенное «божественным провидением». И только человека его бессмертная душа влечет к «непреходящей и разумной цели», к всеобщему блаженному бытию. И он может достичь жизни «блаженного бога».
Цель исследования – сравнить мнения христианских богословов и древнегреческих философов о человеке как подобии Бога и судьбе.

Что думаете про курсовую?

Поставьте оценку!