Понятие и цели уголовного наказания | Пример курсовой работы

Понятие и цели уголовного наказания

Цель работы – изучить основания уголовного преследования.

Уголовное дело о любом преступлении, преследуемом в частном либо частно-публичном порядке, может быть возбуждено руководителем следственного органа, следователем, а также с согласия прокурора дознавателем и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.
Под зависимым состоянием следует понимать любую зависимость потерпевшего от лица, совершившего преступление, – материальную, служебную, личную и т.д., в силу которой потерпевший не решается, боится подавать заявление о возбуждении уголовного дела в отношении обидчика. К лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые лица, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)»; п. п. 28, 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 N 17). К иным причинам, не позволяющим защищать свои права и законные интересы, относятся совершение преступления лицом, данные о котором потерпевшему не известны, или, например, отказ родственника от защиты в порядке уголовного судопроизводства интересов лица, погибшего в результате совершения преступления.
Наделение участника, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении, правом на защитника означает, что этот человек подвергается уголовному преследованию и потому нуждается в защите. Тем самым законодатель косвенно признал, что в стадии возбуждения уголовного дела осуществляется уголовное преследование и соответственно имеется уголовно преследуемое лицо. Однако сказав “А” (указав на защитника), законодатель не сказал “Б” – не “связал” данного участника с уголовным преследованием, точнее с подозрением, поскольку на этапе проверки сообщения о преступлении речь может идти только о подозрении.
Ситуация усугубляется тем, что в ч. 3 ст. 49 УПК РФ уже был п. 5, содержащий по сути ту же формулировку, что и п. 6. И в том, и в другом случае говорится о “действиях, затрагивающих права и свободы лица”. Разница лишь в наименовании этого лица. В п. 5 оно обозначено как “лицо, подозреваемое в совершении преступления”, а в п. 6 – как “лицо, в отношении которого ведется проверка сообщения о преступлении”. Был ли смысл во введении в статью нового пункта, если в нем, как и в уже существующем, речь фактически идет об одном и том же?
Представляется, что здесь законодатель допустил очередное упущение, в результате чего и без того непростая ситуация еще больше усложнилась. Теперь нужно разграничивать собственно подозреваемого и субъекта, в отношении которого в стадии возбуждения уголовного дела осуществляется “подозрительная” деятельность, но которого подозреваемым именовать нельзя. При этом у данного участника нет ни своего “процессуального наименования”, ни собственного правового статуса (он должен быть в чем-то схож со статусом подозреваемого, в чем-то отличен от него).
Вместе с тем если анализировать ситуацию с конституционных позиций, а также с точки зрения сложившейся практики обеспечения адвокатской помощью каждого, кто в этом нуждается, то в рассмотренном новшестве имеется безусловный позитивный момент. Наконец-то законодатель начал приводить нормы УПК РФ в части возбуждения уголовного дела в соответствие с требованиями ст. 48 Конституции РФ. Пусть это сделано не совсем удачно, но с появлением в УПК РФ п. 6 ч. 3 ст. 49 устранено формальное препятствие к допуску адвоката-защитника к участию в стадии возбуждения уголовного дела.
Дальнейшее закрепление уголовного преследования в стадии возбуждения уголовного дела предполагает в первую очередь определение процессуального наименования уголовно преследуемого лица в данной стадии. Ясно, что с понятием “обвинение” этот субъект не связан, так как он однозначно находится на более раннем отрезке уголовного преследования – подозрении. Однако подозреваемым уголовно преследуемое лицо в стадии возбуждения уголовного дела называть нельзя во избежание путаницы с тем значением термина “подозреваемый”, которое употребляется в уголовном процессе в соответствии со ст. 46 УПК РФ. При этом без понятий, имеющих один корень со словом “подозрение”, не обойтись, поскольку уголовно преследуемое лицо в стадии возбуждения уголовного дела есть не кто иной, как человек, оказавшийся под подозрением в совершении преступления.
В дальнейшем об этом понятии писали многие исследователи, в частности И.А. Ретюнских в кандидатской диссертации, подготовленной под моим руководством.
Когда в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства возникает необходимость переквалифицировать действия обвиняемого с преступления, преследуемого в публичном порядке, на преступление, преследуемое в частном или частно-публичном порядке, необходимо выяснить намерения потерпевшего по вопросу привлечения обидчика к уголовной ответственности. При поступлении от потерпевшего соответствующего заявления производство по делу продолжается. Если потерпевший не желает подавать заявление, уголовное дело прекращается на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием заявления потерпевшего.
Все остальные уголовные дела считаются делами публичного обвинения, предварительное расследование и судебное разбирательство по ним производятся по общим правилам без каких-либо изъятий и особенностей.
Цели уголовного наказания, поименованные в УК РФ, указаны не вполне корректно и частично недостижимы. В реальности подтвержденным можно считать существование только двух целей наказания – предупреждение совершения лицом новых преступлений и возмездие.
Сложно всерьез утверждать, что российская тюрьма или другие наказания, предусмотренные Уголовным кодексом, могут исправить человека. Не углубляясь в критику наших пенитенциарных реалий, достаточно сказать, что, во-первых, исправление кого бы то ни было, как и искренность его раскаяния, – показатели абсолютно и принципиально непроверяемые и, во-вторых, в случае, если осужденный все же “исправился”, установить, есть ли в этом хоть малая заслуга уголовной репрессии или он преобразился по другим причинам (даже вопреки неблагоприятным для возвращения в общество условиям “тюремных университетов”, кующих разве что новые преступные кадры), невозможно.
Исправление осужденных (как цель уголовного наказания) в последнее время не дает ожидаемых результатов, а остается только благим пожеланием. Уровень пенитенциарной преступности в последние годы стабильно остается на достаточно высоком уровне. Данное обстоятельство свидетельствует о недостаточной эффективности деятельности исправительных учреждений.
Традиционные юридические институты, приемы и методы педагогики и психологии в реалиях сегодняшнего времени эффективными уже не являются. Если мы не готовы взять под наблюдение весь уголовный мир на свободе из-за отсутствия реальных возможностей науки, то вполне реально взять его под научное наблюдение в местах исполнения наказания, что позволяет в дальнейшем создать капитальную базу для переноса основного объема работы на свободу
Цель работы – изучить основания уголовного преследования.

Что думаете про курсовую?

Поставьте оценку!