Курсовая Русский язык | Пример курсовой работы

Курсовая Русский язык

Цель работы: изучить метафоры и сравнения в творчестве поэтов Русского Севера.

По мнению исследователя, метафора так же, как и символ, возникает стихийно в процессе художественного освоения мира независимо от воли человека, оба понятия являются, скорее, объектом интерпретации, чем понимания. Но в основе метафоры лежит категориальный сдвиг, заглушающий ее образность. Этому способствует предикативная позиция, выдвигающая на первый план семантический, а не референтный аспект слова. Метафора имплицитно содержит предикативность – в ее выражении соотнесенности с объективным миром. Символ не обладает предикативностью. Его форма со временем становится проще и четче. Ее легко узнать. «Метафора не просится на бумагу, а символ тяготеет к графическому изображению» [2, с. 20].
В метафоре сохраняется целостность образа, который может отойти на задний план, но не распасться. Символ же из – за тенденции к упрощению, означающему символическую значимость, может получить отдельный признак образа – его цвета, формы, положения в пространстве. Данное распадение образа на символические элементы дает возможность его прочтения. Образ превращается в «текст».
Н.Д. Арутюнова пишет, что «развитие метафоры в сторону фиксации смысла, выполняющего характеризующую функцию, предопределяет ее тяготение к позиции предиката. Разумеется, в языке поэзии, в котором все позиции семантически насыщены и к которому не предъявляются требования эксплицитности, метафора не имеет строгих позиционных ограничений. Она может вводиться в текст в своей вторичной функции, то есть в функции именования [2, с. 23]. Задача метафоры состоит в создании такого образа объекта, который бы «вскрыл его латентную сущность».
Интересны замечание исследователя о родстве метафоры с поэтической формой через близость к образному сравнению. Н.Д. Арутюнова пишет, что исключение из сравнения компаративной связки как (подобно, точно, словно, будто, как будто) или предикативов подобен, сходен, похож считается основным приемом создания [2, с. 26]. Так обосновывается традиционное различие понимания метафоры, («скрытое сравнение») и сравнения (получившего языковую форму выражения).
Сравнение свободно в сочетаемости с предикатами разных значений, указывающих на то, что стимулирует уподобление, а метафора лишена синтаксической подвижности.
«Метафора лаконична. Она легко входит в «тесноту стихотворного ряда» [9, с. 59]. Она избегает модификаторов, мнений и обоснований. Метафора сокращает речь, сравнение же распространяет, усложняет. Они отвечают разным тенденциям поэтического языка.
Если сравнение указывает на подобие одного объекта другому, независимо от того, является оно постоянным или преходящим, действительным или кажущимся, ограниченным одним аспектом или глобальным, то метафора выражает устойчивое подобие, раскрывающее сущность предмета, и, в конечном счете, его постоянный признак, поэтому метафорические высказывания не допускают обстоятельств времени и места» [2, с. 10].
Метафора отвергает принадлежность объекта к тому классу, в который он на самом деле входит, и утверждает включенность его в категорию, к которой он не может быть отнесен на рациональном основании. Она отражает противоречивость впечатлений, ощущений и чувств. В этом состоит один из мотивов ее привлекательности для поэзии. Метафора – основа когнитивного процесса, сравнение – оформленная разнообразным языковым спектром метафора.
Для сравнения тоже характерна ассоциативная связь, при которой одно из представлений вызывает другое. Ассоциативность сближает сравнение с метафорой. И сравнение, и метафора являются различными и в то же время похожими способами представления сходства объектов. О взаимосвязи сравнения и метафоры писали многие лингвисты: Е.Т. Черкасова (1968), А.А. Брагина (1975), О.К. Кочинева (1972), Т.А. Тулина (1973), Е.А. Некрасова (1986), Х.Д. Леэметс (1988), В.Н. Телия (1988), Т.З. Черданцева (1988), Н.Н. Кирсанова (1997), С.М. Колесникова (2004) и др.
Метафора обусловлена наложением добавочного смысла на прямое значение слова или конструкции. По справедливому мнению Н.Д. Арутюновой, она синтезирует в себе черты двух противоположных друг другу концептов – тождества и подобия [2, с. 10] (последнее мы рассматриваем как синоним термина «сходство»).
Метафора может квалифицироваться как свернутое сравнение. Обычно метафорические сравнения представляют собой сочетания существительных в формах именительного и родительного падежей (розы ланит, колодцы городов, зеркало воды). Такие метафоры способны разлагаться на две части, связанные сравнением. Например, метафора купол неба может быть представлена так: Небо тускло и глухо, как купол собора (И. Бунин) (пример Кожевниковой) [6, с. 146].
С точки зрения соотнесенности с другими явлениями сходного типа, сравнение — основа метафоры, ибо еще со времен Аристотеля принято считать метафору сокращенным, отработанным, скрытым сравнением [5, с. 66]. Однако сравнение не только является инициальным моментом метафоры, но и лежит в основе процесса познания, так как общий признак сравнения — сопоставление предметов. А именно оно и лежит в основе образования понятий.
Сравнение помогает раскрыть не только простейший тип отношений (сходство и различие) между предметами, явлениями, ситуациями, но может привести к возможности всегда ответить на вопрос: тождественны предметы или различны. А именно уникальная «сравниваемость» находится у истоков развития языка, это своего рода «регистратор» этапов развивающейся мысли. В этом и заключается прагматический характер употребления сравнений. У истока как рождения сравнений, так и их восприятия, лежат вполне определенные ассоциации: по сходству, по различиям, по смежности, по противоположности и так далее. Причем у разных индивидов рождаются разные ассоциации.
Так, метафора благодаря своей лаконичности легко входит в «тесноту стихотворного ряда», отражает противоречивость впечатлений, ощущений и чувств, в чем состоит ее привлекательность для поэзии. Сравнение же распространяет. Оно связано с выделением какого – либо признака наблюдаемого предмета, который показался наиболее ярким и заметным, останавливает на нем внимание читателя [4, с. 32].
Таким образом, выделяя общее и различное для метафоры и сравнения, отмечается их значимость для поэтического произведения. В лирическом тексте метафоры и сравнения дополняют друг друга, сосуществуя в пределах одного текста, они «преследуют» одну и ту же цель – создание художественного образа.
Наиболее изощрённую, изысканную форму выражения сравнение приобретает в лирическом тексте, где оно «живёт» вместе с метафорой. Именно в лирике поэт называет то, что пока не названо, именно в лирике рождаются новые смыслы, которые ищут и рождают своё языковое выражение, которого до этого не было.
В современной лингвистике метафора изучается в лексикологии, поэтике, прагматике и когнитивной лингвистике. В основе метафорического переноса лежит ассоциативность, присущая человеческому мозгу, в «свёрнутом» виде. Сравнение приобретает языковую форму. Максимально полно оно выражено сложноподчинённым сравнительным предложением.
Метафора является органическим компонентом художественного (поэтического) текста и ее употребление в других видах дискурса связано с тем, что и в них необходимо присутствуют элементы поэтического мышления и образного видения мира.
Описание белых ночей в творчестве северных поэтов объединяет общность эпитетов (светлые, прозрачные, солнечные); общность образов (незакатное солнце, солнце полуночи); общность символов (чистота, бескрайность, открытость, сказочность); сближение номинаций (белые ночи и Белое море) – все это создает сверхсмысл этого образа в художественной картине мира северного текста, Русского Севера как мифопоэтического пространства.
Цель работы: изучить метафоры и сравнения в творчестве поэтов Русского Севера.

Что думаете про курсовую?

Поставьте оценку!