исследование этнокультурных и конфессиональных особенностей ислама в Китае, закономерностей взаимодействия китайской цивилизации и ислама | Пример курсовой работы

исследование этнокультурных и конфессиональных особенностей ислама в Китае, закономерностей взаимодействия китайской цивилизации и ислама

Цель нашей работы – исследование этнокультурных и конфессиональных особенностей ислама в Китае, закономерностей взаимодействия китайской цивилизации и ислама.

Подавляющее большинство населения (около 92%) составляют этнические ханьцы. Чисто религиозная несовместимость мусульманских народностей и ханьцев усугубляется тем обстоятельством, что религиозно-этнические мусульманские группы имеют свои собственные языки (в большинстве своем тюркские), обычаи, праздники, не говоря уже о физических характеристиках, отличающих их от жителей Поднебесной. Все эти факторы неизбежно идентифицируют китайских мусульман как замкнутые в языковом и культурном отношении меньшинства.
Еще одной причиной традиционных противоречий между мусульманами и ханьцами является география расселения. Более 10 млн из 20 млн мусульман Китая проживают в Синьцзяне, автономном округе, имеющем границу со странами, отношения с которыми часто складывались непросто: Россией, Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Пакистаном, Монголией, Индией и Афганистаном. Исторически Синьцзян не имел ханьского, населения, и в 1949 г., когда пришедшие к власти коммунисты заняли Синьцзян, 90% населения составляли этнические уйгуры, и только 5% – ханьцы.
В некоторых районах КНР (Северо-Запад, Нинся-Хуэйский автономный район) ислам является доминирующей религиозной традицией. Сегодня в Китае этнические группы мусульман в основном заселились вдоль границ, в провинции Юньнань, Тибете, Синьцзян, Ганьсу и провинции Хэнань. Из 56 национальных меньшинств около десяти групп классифицируются как мусульманские, хотя люди могут и не исповедовать никакую религию. Как известно, интенсивное антирелигиозное образование и преследование в коммунистическую эпоху привели к уменьшению веры в религию.
В середине XVIII в. уйгуры создали в Синьцзяне свои собственные царства, которые просуществовали почти столетие. До прихода коммунистов к власти в 1949 г. националистические уйгурские группировки дважды провозглашали независимость и создавали суверенное государство – Восточную Туркестанскую Республику, с 1931 по 1934 г. И с 1944 по 1949 г.
Демографический фактор традиционно заставлял мусульманские народы видеть в ханьцах агрессивных чужаков, не с миром пришедших. Неудивительно, что сразу после официального присоединения Синьцзяна к коммунистическому Китаю в 1955 г. уйгурские группировки повели борьбу за независимость. Одни выступления были мирными, другие – превратились в череду насилия с взрывами бомб, восстаниями и политическими сходками.
Мы рассмотрели особенности религиозно-этнической самобытности. Таким образом, религиозная принадлежность к исламу в Китае традиционно связана с принадлежностью к этносу. Однако огромные культурные противоречия между исламом и традиционными верованиями китайцев имели место всегда. В то время как основные религиозные представления не слишком религиозных, а, скорее, суеверных, китайцев характеризовались плюрализмом и как его следствие либерализмом веры, ислам представлял собой суровую монотеистическую доктрину со строгим перечнем запретов и предписаний. В отличие от традиционных китайских религий и ставшего традиционным буддизма ислам, как и христианство, всегда был ригористичен и политически ангажирован.
Династия Мин (1368–1644) была не так добра к мусульманам, как династии Юань: многие привилегии мусульман были упразднены, началась политика, определившая будущее ислама в Китае, – ассимиляция мусульман и ограничения на смешанные браки. При династии Мин из рассеянных по всей стране мусульман были сформировано несколько мусульманских общин с относительно устойчивой этнической идентичностью, из которых со временем сложились десять этно-религиозных групп, существующих и поныне: уйгуры, хуэй, татары, таджики, узбеки, халка, казахи, сала, баоани и дунгане. Эти группы в основном расселились в Западных провинциях и районах Китая: Нинся, Ганьсу, Цинхай, Юньнань, и особенно в Синьцзяне.
Уйгуры являются крупнейшими этническими группами ислама (около 10 млн человек), которые живут в основном в Синьцзяне. Они стали мусульманами около 400 или 500 лет назад. Вторая по величине группа – казахи, около 2 млн из которых живут в Синьцзяне. Значительное мусульманское население также находится в провинциях Хэнань, Хэбэй, Шаньси и Шаньдун. Население этих десяти этнических групп составляют более 20 миллионов человек, что, по сути, и является численностью китайских мусульман, потому что обратившихся в ислам этнических ханьцев немного, в отличие от миллионов, принявших христианство.

Ислам пришел в Китай в VII в. т.е. на заре своего существования, с северо-запада, через Синьцзян, и морским путем с юго-востока. Хотя ислам на протяжении 13 веков существует в Китае, ему никогда не удавалось достичь прочного положения в государстве. Множество причин географического, этнографического, лингвистического и религиозного толка лежат в основе изолированности ислама и его сложных отношений с китайской властью.
С этнической точки зрения ислам в Китае представлен сегодня десятью национальностями: частично тюркские или тюрко-монгольские общины (уйгуры, казахи, киргизы, дунсян, татары, узбеки), проживающие в провинциях на северо-западе Китая (Синьцзян, Ганьсу, Нинся, Цинхай).
Есть небольшая группа говорящих на фарси – таджики в Синьцзяне, а также говорящие на китайском мусульмане хуэй с населением около 12 млн человек, рассеянные по всему Китаю. Много мусульман в провинции Хэбэй. В Пекине есть целый мусульманский квартал. Мусульмане живут в Сиане, традиционно ими обжит большой юго-восточный ареал – провинции Юньнань, Гуйчжоу, Фуцзян, Гуандун. Небольшая народность, представители которой исповедуют ислам, представлена также на острове Хайнань. С религиозной точки зрения мусульмане Китая – сунниты ханафитского толка. Только таджики являются шиитами-исмаилитами.
Исследования влияния религиозного фактора в КНР позволило нам понять специфику развития и реализации стратегий светского государства по отношению к тем конфессиям, которые действуют в стране, в том числе ислама.
Как известно, взаимоотношения церкви и государства в Китае не всегда были ровными и цивилизованными. Это касалось и ислама. Однако даже в условиях острой классовой борьбы, революционных событий и войны КПК, несмотря на некоторые перегибы, в целом пыталась придерживаться политики уважения и защиты свободы вероисповедания мусульман.
Ислам начал возрождаться в Китае в конце 1970-х годов – с началом реформ Дэн Сяопина. Рассуждая о взаимоотношениях церкви и государства, архитектор китайских реформ Дэн Сяопин говорил: «В вопросах религии нельзя использовать административные способы, но фанатизм также не допускается, иначе это будет противоречить социализму и интересам народа». Этому завету Дэн Сяопина и сегодня следует КПК и правительство, пытаясь найти ключ к правильному решению социалистической религиозной проблемы, отыскать выход в непростых отношениях между «социализмом и религией».
Поскольку мусульмане в целом пользуются свободой вероисповедания и пользуются некоторым количеством преференций (в рамках политики предоставления особых привилегий мусульманам из числа меньшинств), – если они подчиняются государственному законодательству и сохраняют гармоничные отношения с другими социальными группами.
Относительная снисходительность государства к китайским мусульманам обусловлена ​​не только международным давлением, которое защищает права человека и защищает свободу вероисповедания, но и обусловлено политической и экономической потребностью в прочных связях с исламским миром и надежным энергоснабжением из Среднего Востока. Конечно, есть и проблематичные особенности подхода Китая к мусульманам. Например, прагматическая международная стратегия усилила влияние именно тех форм ислама, с которыми КНР могла бы столкнуться с наиболее трудным контролем.
Мы рассмотрели основные аспекты весьма прагматичной политики коммунистического Китая в отношении религии и различные факторы влияния внутреннего развития и международных отношений на политику коммунистической партии в отношении китайских мусульман. Мы можем прийти к выводу, что политика КПК с 1970-х годов защищает свободу вероисповедания, но делает это при сохранении государственного контроля над религией. На примере ислама мы видим, что в КНР основные направления государственной защиты и контроля определяются в соответствии с внутренними и международными интересами государства.
Цель нашей работы – исследование этнокультурных и конфессиональных особенностей ислама в Китае, закономерностей взаимодействия китайской цивилизации и ислама.

Что думаете про курсовую?

Поставьте оценку!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

11 − семь =